Последнее волеизъявление под диктовку


В последние годы в суды часто стали обращаться родственники с исками об оспаривании последней воли умершего. Причина: их не упомянули в завещании, человек, подписавший завещание, не мог про них забыть. А если действительно забыл, то это говорит о его психическом и физическом нездоровье, и поэтому такое завещание надо срочно отменить.


Так, в один из районных судов Санкт-Петербурга обратился дядя умершего племянника. В завещании все имущество племянника было отписано неизвестному для родных человеку. По мнению истца, это завещание на чужого человека необходимо было признать недействительным, так как его племянник видел плохо и сам вряд ли мог прочесть текст. Да и подпись под завещанием внушала большие сомнения.


Районный суд в иске отказал, и Городской с ним согласился. А вот Верховный суд – нет. Там дело изучили и обнаружили нарушение норм материального права. Вот что выяснилось в ходе проверки.


Племянник еще в 2000 годах написал свое первое завещание и все имущество отписал на дядю. В последующем, было второе завещание, в котором к уже отписанному на дядю имуществу добавилось вновь приобретенное. Однако, спустя два года другой нотариус удостоверил третье завещание племянника, по которому все имущество переходит к незнакомому человеку.


Из текста завещания видно, что распоряжения племянника записаны нотариусом с его слов, им прочитаны и собственноручно подписаны. Спустя три года племянник умер.


По мнению дяди, племянник не мог сам подписать свое завещание, так как практически ничего не видел, но как позже утверждал нотариус, племянник читал свое завещание и подписывал его сам, используя увеличительное стекло.


Затем были проведены две экспертизы: подчерковедческая и посмертная медэкспертиза. Подчерковеды указали, что наследодатель подписал завещание сам, а эксперты-медики сказали, что он не мог этого сделать, так как у него были необратимые нарушения функций зрения. Но районный суд на это внимания не обратил и сделал вывод, что раз подпись натуральная, спорить больше не о чем, тем более неизвестно, каким было зрение в момент подписания завещания.


Верховный суд с этим не согласился, указал на результаты посмертной медэкспертизы и особо подчеркнул, что нарушение функций зрения у племянника было необратимым. Суд вообще не исследовал, а мог ли сам племянник прочитать завещание.


Дело вернули на новое рассмотрение.


Людмила Михина. Адвокат, Вице-президент Коллеги

© 2014 - 2020. Санкт-Петербургская коллегия адвокатов "ЛИГАЛ ЛАЙФ" (Юридическая жизнь)

Квалифицированная юридическая помощь для граждан и организаций. Санкт-Петербург.

Запрещается использовать материалы настоящего сайта без согласия его представителей.

email: info@legal-lifecorp.ru       тел. + 7 (812) 648 - 54 - 49 

  • Facebook - Grey Circle
  • Twitter - Grey Circle
  • Instagram - Grey Circle