"Новое" преступление для бизнесменов



14 июня, прямо перед Петербургским экономическим форумом 2016, Госдума приняла в первом чтении пакет поправок, якобы направленных на декриминализацию «предпринимательских» статей Уголовного кодекса РФ, которые были разработаны в Администрации Президента России и внесены 25 мая 2016 года на рассмотрение законодательным органом самим Президентом России.

При этом, согласно пояснительной записки, этот проект федерального закона направлен на формирование условий для создания благоприятного делового климата в стране, сокращение рисков ведения предпринимательской деятельности, исключение возможностей для давления на бизнес с помощью механизмов уголовного преследования.

Действительно ли все эти поправки создадут благоприятный деловой климат? Или среди них есть те, которые косвенно могут нести в себе противоположные цели? Чем эти поправки грозят бизнесменам и топ-менеджерам крупных Компаний? Вот в чем вопросы…

Среди этих поправок есть и необходимые, которые обусловлены нашей реальностью. Но хотелось бы остановиться лишь на одной из них, которая вводит относительно новое преступление для бизнесменов и менеджеров.

Летом 2008 года на встрече с представителями малого бизнеса президент нашей страны - Дмитрий Медведев потребовал, чтобы правоохранительные органы и органы власти перестали «кошмарить» бизнес. И действительно, в то время был самый разгар «посадок» по уголовным делам неугодных бизнесменов, отказывавшихся либо платить дань, либо у которых пытались забрать бизнес, либо по заказу конкурентов.

После этого, в Уголовно-процессуальный кодекс были внесены изменения (введена ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ), которые запретили заключать под стражу во время следствия лиц, подозреваемых или обвиняемых в преступлениях, совершенных в сфере предпринимательской деятельности. Но, Верховный суд России указал всем судам страны (п. 8 Постановления Пленума ВС РФ №41 от 19.12.2013) трактовать эту норму таким образом, что она стала распространяться лишь на определенный и совсем небольшой круг лиц, фактически ограничив ее действие, чем и стали во всю пользоваться правоохранительные органы и суды, продолжили «кошмарить» бизнес. То есть, продолжились посадки бизнесменов и членов их команд (менеджеров).

В основной своей массе возбуждаются уголовные дела по статье 159 УК РФ - мошенничество, поскольку диспозиция этой нормы позволяет в любых предпринимательских отношениях (гражданско-правовых договорах) увидеть признаки этого преступления.

К примеру, если следствие считало, что бизнесмен завысил стоимость своего товара и продал его по цене выше рыночной, то он обманул контрагента и похитил у него денежные средства. Или уголовные дела возбуждались за малейшие нарушения в сроках поставки товара либо его оплаты.

При этом, когда обман в договорной сфере был очевиден, то рядовое лицо, заключившее гражданско-правовой договор с нечестным предпринимателем и получившее от такой сделки имущественный ущерб (оплатило товар не по получило его; поставило товар контрагенту, но не получило за него оплату), не могло добиться от следователей справедливости. В таких делах следователи сразу видели исключительно гражданско-правовые отношения и обычный предпринимательский риск, поскольку понимали, что экономические дела одни из самых трудно расследуемых и не хотели с ними «возиться» без дополнительной для себя выгоды.

А осенью 2012 года, чтобы правоохранителям было легче «сажать» бизнесменов, в Уголовный кодекс ввели новую статью 159.4 – Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности. Под эту статью автоматически подпадал любой предприниматель, который по каким-либо причинам не выполнял свои обязательства в срок, указанный в договоре. И осужденных по этой статье было очень много. Конечно же, задумкой законодателя было предусмотрено, что по этой статье к уголовной ответственности будут привлекаться исключительно недобросовестные предприниматели, но получилось как всегда.

Однако, некая справедливость восторжествовала в декабре 2014 года, когда Конституционный суд Российской Федерации в своем Постановлении №32-П от 11.12.2014 указал на несоответствие Конституции России в некоторой мере положений ст. 159.4 УК РФ, в связи с чем, через полгода эта уголовная норма утратила силу (из-за несоразмерности наказания в сравнении с обычным мошенничеством).

В декабре 2015 года Президент Владимир Путин в своем послании Федеральному собранию отметил, что избыточная активность правоохранительных органов разрушает деловой климат, потребовав внести предложения о сокращении полномочий контролирующих органов.

И вот, 14 июня 2016 года Госдума вновь принимает в первом чтении (учитывая, что эта законодательная инициатива исходит от Президента, нет сомнений, что он будет принят) поправки в Уголовный кодекс, которыми вновь вводится специальная уголовная ответственность за мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, предполагая просто дополнить саму статью 159 УК РФ новыми соответствующими частями. И это называется декриминализация?

Фактически же, если эту уголовную норму введут, любой бизнесмен, любой топ-менеджер компании, отвечающий за исполнение обязательств по заключенным сделкам, вновь будет нести на себе риск уголовной ответственности, если по каким-то причинам будут нарушены сроки его исполнения.

Самый простой пример такого преступления заключается в следующем: если поставщик (продавец) не поставил покупателю в срок оплаченный товар по каким-либо причинам, а покупатель успел написать заявление об этом в правоохранительные органы, то значит - он не исполнил договорные обязательства в сфере предпринимательской деятельности. И никто не будет обращать внимание на то, что товар поступит покупателю либо денежные средства за него будут возвращены после возбуждения уголовного дела – это уже будет называться смягчающим обстоятельством – добровольное возмещение имущественного ущерба.

Даже слово «преднамеренность» в диспозиции этой нормы не будут смущать органы следствия и суда, поскольку они никогда особенно не стремились ее доказывать и трактовали гораздо шире и так, как им угодно для обвинительного уклона. В обвинении и приговорах «преднамеренность» расписывалась довольно просто: «обязан был предвидеть риск неисполнения взятых на себя обязательств, однако отнесся к этому безразлично».

С другой стороны, действительно необходимо бороться с недобросовестными бизнесменами. Но когда на лицо обман со стороны поставщика либо покупателя - его действия и так должны быть квалифицированы как мошенничество. Зачем этот специальный состав преступления?

Может быть, необходимо начать с того, чтобы проработать эффективные инструменты, которые будут заставлять правоохранительные органы более объективно проверять заявления действительно обманутых предпринимателями лиц? Или принципиально заняться эффективным реформированием правоохранительных органов и их чисткой? Ведь именно люди – нечестные сотрудники правоохранительных органов - «кошмарят» бизнес. И как не изменяй законодательство, они все равно будут находить методы давления. А когда для них еще и вводят специальные нормы, то это уж явно только усугубит деловой климат в стране. Что прибавит работы адвокатам уголовно-экономической практики, которыми мы и являемся.

Управляющий партнер Юридической компании "Legal Life"

Адвокат Денис Брудов


© 2014 - 2020. Санкт-Петербургская коллегия адвокатов "ЛИГАЛ ЛАЙФ" (Юридическая жизнь)

Квалифицированная юридическая помощь для граждан и организаций. Санкт-Петербург.

Запрещается использовать материалы настоящего сайта без согласия его представителей.

email: info@legal-lifecorp.ru       тел. + 7 (812) 648 - 54 - 49 

  • Facebook - Grey Circle
  • Twitter - Grey Circle
  • Instagram - Grey Circle